Дети-билингвы и мультиязычные дети часто выдают такие смешные выражения, нарочно не придумаешь! Вырастив двоих мультиязычных дочерей, мы с мужем наслушались невероятных сюрпризов! Лингвист во мне всегда анализирует, почему именно так сказано, и в этом — особенное удовольствие. Разбирая такие выражения, мы получаем своего рода веселый и наглядный урок грамматики.

На самом деле такие речевые курьезы не являются случайными. Наука о детской речи (first language acquisition, онтолингвистика) активно развивается в настоящее время и у нас, и на Западе. Вот что говорит о природе этого явления Стелла Цейтлин, научный руководитель Санкт-Петербургской школы онтолингвистики, зав. лабораторией детской речи РГПУ им. А.И.Герцена: «Ни одна детская речевая инновация не является случайной. Освоив базовое (прототипическое) правило, дети стремятся распространить его на те лексемы, которые в нашем „взрослом“ языке этому правилу не подчиняются. Выявляются некоторые „нелогичности“ нашего языка. В самом деле, форма „ножницы“ должна обозначать некое множество предметов, а один предмет должен именоваться словоформой в единственном числе — „одна ножница“ или „один ножниц“. Детская языковая система хотя и строится на основе нашего стандартного языка, однако серьезно от последней отличается большей простотой и логичностью. Таким образом, получается, что лингвист, наблюдая за последовательностью освоения ребенком тех или иных языковых единиц и категорий, а также за отклонениями от нормы в речи ребенка (инновациями разного рода), получает ценнейшую информацию относительно самого устройства языковой системы.
Освоение ребенком языка — это создание каждым ребенком индивидуальной языковой системы со всеми ее компонентами: лексическим, фонетическим, морфологическим, синтаксическим и некоторыми другими. Мы только поставляем ему материал для обобщения, так называемый речевой инпут. Он сам добывает языковые единицы разного рода, иногда сразу блоки таких единиц, которые систематизирует и хранит в своем ментальном лексиконе.»

В моей записной книжке сохранилось несколько таких примеров, о том, как мои дети «добывали и систематизировали» в своей голове неожиданные для нас языковые единицы, которые заставляют нас и улыбнуться, и подумать о природе возникновения такого высказывания мультиязычным ребенком.

  • Дочь Саша, 2 года (живем заграницей, ходит в местный детский сад). Понимает все на двух языках, сама говорит и на английском и на русском еще однословными предложениями, появляются фразы из 2х слов. Читаем книжку с картинками. Показываю ей на животных и птиц, называю их по-русски, она повторяет за мной: «Крокодил» — «Кокодил», и т. п. Показываю на картинку с попугаем: «Попугай.» И вдруг она начинает корчить рожицы и рычать на картинку, фыркать, издавать звуки «у-у-у»… И тут я поняла, что она его ПУГАЕТ. Я же сказала «Попугай»! 🙂
  • Дочь Саша, 2 года 10 месяцев. Понимает все на двух языках, сама говорит и на английском и на русском очень короткими фразами, только начинают появляться предложения из 3х слов. Играем во что-то втроем, дурачимся, что-то муж сказал, что она не поняла, смотрит удивленно. Я говорю: «Папа шутит!». И вдруг… лицо меняется на собирающееся заплакать: «Не надо меня SHOOTить!»… Мы сначала не поняли, а потом догадались. В то время мы читали детскую книжку на английском, где был охотник и он стрелял, и слово SHOOT, наш ребенок знал, и глагол в форме ШУТ-ИТ приняла за SHOOT IT… Так наша дочь познакомилась с понятием «шутить» :), и мы рады, что юмор помогает ей идти по жизни легко! И это бесценно, что сейчас сама она может оценить юмор одинаково на 3х языках.
  • Дочь Саша, 4 года. Переехали в Россию. Все еще преобладает английский. Путает согласование рода для глаголов в прошедшем времени, особенно, когда говорит о чем-то эмоционально. «О! Смотри, какой красивАЯ замок изо льдЫ», увидев ледяные скульптуры в парке… Согласование родов прилагательных и иногда падежей тоже при эмоциональном восклицании не давалось по началу. А почему? Потому что в английском, в отличие от русского, таких грамматических требований нет. Так что, может быть учить английский, как второй язык, все-таки проще, чем русский? 🙂
  • Дочь Саша, 6 лет. Живем заграницей. Возвращаясь со мной из магазина с новыми солнечными очками, встречает соседку, здоровается с ней и не может сдержать эмоции, радостно заявляет ей: «Madam, look! My mom got me the new … очкоуз!» Такого мы не ожидали 🙂 Вот такая интерференция языковая произошла в голове у нее спонтанно, когда там не нашлось правильного английского слова, сработал смешанный механизм словообразования — начало корня русского слова и суффикс из английского. Конечно, это вошло в историю ее забавного детства, на самом деле — такие словообразовательные ошибки речи были крайне редки. Но бесценны! 🙂
  • Дочь Саша, 8 лет. Усердно читает вслух название книжки для домашнего чтения (недавно перейдя в русскую школу после заграницы), слышу, бормочет несколько раз снова и снова и выдает удивленно: (ударение именно такое)

— «У стрАха глАза вЕлики»… Мама, что это такое, я не понимаю?"

а через некоторое время слышу снова ее недоумение, что не понимает, о чем рассказ в «Родной Речи», если его заголовок в ее прочтении звучит так:

— «мЫ пахАри»… Тут и я в недоумении, подошла посмотреть в учебник. Оказалось, «Мы — пахари», правда, и слова «пахари» на тот момент ребенок не знал.

Пойми тут с таким ударением, а почему она так его поставила? Потому что в английском (который преобладал для нее на тот момент) ударение, как правило, ритмично и чаще всего падает на первый слог.

  • Среди старых тетрадей дочери Саши наткнулась вот на такой пример. Ей было 9 лет, в этот период училась в российской школе, но я занималась с ней дома английской грамматикой, задавала вот такие упражнения… видимо, однажды, упражнения (или Я!) ее достали

  • Дочь Лиза стала сначала билингвом «русский-французский», т.к. с 5 лет пошла во французскую школу (потом добавился английский через год к подростковому возрасту она одинаково свободно говорит, читает и пишет на трех языках). Из ее первых дней во французской школе (5 лет):
    — Тебе нравится в школе?
    — Да, только странная учительница спрашивает меня все время «Лиза, са-ва, са-ва?» А какая я сова, а же девочка!

  • Дочь Лиза (14 лет) пришла из французской школы и взволнованно рассказывает нам о подготовке к экзамену по-русски. Перечисляет предметы: «Химия, там, физика… Ну и травология…» И ее ничего не смущает. Мы в недоумении: «Что?». Ответ: «Ну травология, разве не так по-русски наука про травы, растения называется…» Так мы выяснили, что слова «ботаника» в ее лексиконе не оказалось… Поколение Гарри Поттера подросло. Это ведь там есть такой предмет?

  • Старшая дочь Саша совсем выросла, думалось, что билингвал-фан уже навсегда остался в детстве. Но нет, на днях снова рассмешила. Звонит накануне экзамена, ей-студентке приснился сон страшный: «Отлично выступаю перед комиссией и вдруг осознаю, что говорю НЕ НА ТОМ языке, на котором надо было… Но не могу вспомнить на каком, а так ведь хорошо так по теме говорила!»

Экзамен потом сдала хорошо. На нужном языке (французском на этот раз)…


Автор: Оксана Явербаум, 2018 год.
comments powered by HyperComments